Без категории

Паломнический тур по Греции второй день

Второй день (вторник)

Монастырь Преподобного Потапия и Чудо Храм на Пелопоннесе Hочевка в Калаврита

Выезд, ориентировочно, в 9-00 утра

Начнем с посещения монастыря Преподобного Потапия, который находится на Геранийской горе, над Лутраками, подробно о монастыре читайте ниже. Также из монастыря открывается один из лучших видов Греции, смотрите фотоальбом 2ого дня. Переезд до монастыря 20-30 минут, для тех кто будет ехать на собственном транспорте смотрите карту тура. Затем направляемся на полуостров Пелопонес к Чудо Храму св. Феодоры, по дороге останавливаемся на Коринфском канале (описание смотрите ниже) . Переезд  до храма св Феодоры около 2 часов,. Осмотр храма 1-2 часа. Затем обед и переезд в город Калаврита для ночевки.

Ниже описание храма св. Феодоры, Коринфского Канала и монастыря Блаженного Потапия

 

Храм святой Феодоры (смотрите также фотоальбом 2ого дня)

 

"Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус.  Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю.  После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам!  Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим".

Евангелие от Иоанна

Есть одно очень простое определение отличия чуда от псевдочуда, чудо можно проверить.

В горной Аркадии в 300 километрах от Афин находится один из самых уникальных православных храмов в мире, посвященный местночтимой святой Феодоре. По преданию перед тем как принять мучинеческую смерть сама святая попросила у Бога чтоб ее волосы стали деревьями ее кровь водой а тело храмом. Итак под церковью бьет ручей, на  крыше и в стенах многовекового храма проросли деревья, их общее количество 17 сколько и было лет святой Феодоре. Некоторые из деревьев достигают в высоту 20 метров и их стволы прорастают прямо из крыши и стен хрупкой церквкви которая вся пронизана корнями. Наука не может обьяснит почему храм не рухнул и очень многие ученые суда приезжали.  Чудо заключается в том что этот храм не легенда а правда которую можно увидеть своими глазами. Другой вопрос захотите ли вы верить своим глазам, ведь свобода дана Богом.

 

 


Коринфский канал (остановка 30 минут) – Коринфский канал уникальное место откуда можно увидеть два моря сразу, Эгейское и Ионическое. Первый кто попытался прорыть канал был император Нерон. Чудак мировой истории привез суда с 6000 рабов и сам лично капнул золотой лопаточкой, что ознаменовало начало процесса. Теоретически канал должен был быть завершен при жизни Нерона, но этот любитель пиротехники вовремя умер и канал не достроили. В конечном счете, начинания Нерона завершили Французы (это с ними часто случается), канал был прорыт в конце 19ого века и с тех пор (ввиду малой рентабельности) является одним из украшений страны.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Монастырь Преподобного  Потапия

Источник www.molitva.gr

Преподобный Патапий родился в 380 году в египетском городе Фивы. Его отец был правителем области, выходцем из известной в Египте семьи, врачом и философом по образованию. Он и его жена отличались истинным благочестием. Они побуждали сына изучать Священное Писание, особенно Евангелие. Когда он стал старше, родите­ли пригласили из Александрии знаменитых наставников для обучения мальчика естественным наукам, математике, философии и риторике.

Учась, Патапий пришел к осознанию того, насколько все в мире непрочно и преходяще, и поэтому его все больше влекло к подвижнической жизни. Учения Климента (223 г.) и Оригена (253 г.) и история духовной борьбы, которую они вели, исполнили его сердце благоговением и покаянием, так же как и жития святителя Афанасия (373 г.) и преподобно­го Антония Великого (356 г.), ко­торые были почти его современ­никами. Желая уподобиться им, он часто уходил из города в пусты­ню, где жило множество подвиж­ников. У них он научился вни­кать во внутреннюю жизнь и движения души.

До нас дошел рассказ об одном эпизоде из отроческих лет Свя­того, в котором молодой человек по имени Аммон упал с высокой скалы вместе со своим верблюдом. Оба получили травмы. Тринад­цатилетний отрок Патапий набрел на них в пустыне и ухаживал за молодым человеком до рассвета, пока родители и слуги, выйдя на поиски мальчика, не нашли их. Патапий спас своими молитвами Аммона, который иначе умер бы от полученных травм. За ночь исцелился и верблюд. Аммон впоследствии рассказывал, что видел ослепительный свет, был словно укутан этим светом, и его сила согрела и возвратила умирающего к жизни. Аммон, став после это­го преданным товарищем Святого, много лет служил ему.

По прошествии некоторого времени, отец отвез Патапия в Алек­сандрию, в знаменитую катехизаторскую школу. Здесь на Патапия оказал большое влияние слепой учитель по имени Дидим, от обще­ния с которым его желание следовать путем мудрости и добродете­ли усилилось. Это был тот самый Дидим, которому преподобный Антоний Великий сказал: «Не скорби о том, что ты лишен теле­сных очей. Они хороши только для мух и комаров. Тебе же следует радоваться, что имеешь очи души, что твоему внутреннему взору открылась Божественная небесная красота».

К тому времени, когда Патапий закончил учебу в Александрии и вернулся в Фивы, его отец уже скончался. К своему огорчению Патапий узнал, что теперь ему предстоит занять должность управ­ляющего финансами своей провинции. Юноша не хотел прини­мать это назначение и стал умолять мать отпустить его в пустыню, где он мог бы вести жизнь подвижника. Она, вероятно,дала ему на это благословение, поскольку Патапий отправился прямо в монас­тырь Тавенниси, центр монашества в Фиваиде, и там посвятил себя молитве, посту и бдениям. Десять лет он подвизался там, изучая Священное Писание и жития святых, и скоро стал известен всему Египту как ученый муж и чудотворец. Когда слух о его учености и добродетели достиг других стран, из Фив к нему прислали делега­цию с просьбой дать согласие на посвящение в сан епископа, но Патапий, по смирению, отказался. Боясь впасть в гордость, он тайно ушел из монастыря в далекую пустыню.

Эпидемия чумы Пока Патапий был в пустыне, город Фивы поразила страшная эпидемия чумы. Много жителей города погибло. Оставшиеся были в ужасе и, зная о благодатной силе молитв Патапия, просили его спасти их от этого бедствия. Однако Патапий не хотел идти в город, где его славили бы как знаменитого чудотворца, и ответил твердым отказом. Ночью же он тайно явился в город, босиком, одетый в латанную накидку, какую носили тогда анахореты. Он входил, никем не узнанный, в дома, где были заболевшие, и тихо молился вместе с ними, исцеляя многих. Когда чума отступила, люди стали искать посланного им от Бога врача, но его нигде не было: он покинул город так же тихо, как пришел. Тогда жители города поняли, что это был сын их родной земли, монах Патапий.

Исцеление игумена Весть о нем разлетелась по всей Фиваиде, благоговейное почи­тание его как наставника и чудотворца росло, и в его келью в пустыне начали приходить монахи, иногда вместе со своими игу­менами, желая получить духовное наставление и руководство. Од­нажды тяжело заболел игумен одного из пустынных монастырей, отец Серапион. Братья принесли его к Патапию, умоляя исцелить его. Святой преклонил колена вместе с монахами и стал просить Господа об исцелении Его верного раба, и когда Патапий, протянув руку, коснулся болящего, тот исцелился. Святой пытался скрыть это и другие чудеса, свершавшиеся по его молитве, но вскоре люди о них узнали, начали приходить к нему отовсюду и приводить недужных и страждущих как телесно, так и душевно.

Исцеление парализованного ребенка У одной молодой вдовы единственный сын был парализован. Мать, услышав о монахе-чудотворце, с помощью соседки посадила мальчика и его младшую сестру на ослика и повезла к Святому в надежде на исцеление. Однако добирались они очень долго, по­скольку не знали точно, где находится келья подвижника. Наконец они приблизились к месту, где преподобный Патапий молился, вы­соко на склоне горы. Святой, увидев их, поспешил вниз. Он спросил, что они ищут. Мать и ее спутница ответили: «Мы ищем монаха Патапия. Пожалуйста, отведи нас к нему, чтобы он исцелил это дитя». Святой пожалел их; он опустился на колени и стал умолять Господа исцелить малыша. И вот ребенок встал на ноги и начал ходить, и женщины поняли, что перед ними не кто иной, как сам святой Патапий.

Разрушение идолов В то время, когда преподобный Патапий только поселился в пустыне, патриархом Александрийским стал человек по имени Ки­рилл — один из тех, с кем он вместе учился в Александрии в катехизаторской школе. Однако в те времена в Египте еще процве­тал языческий магический культ. Храм этого культа был местом проведения языческих обрядов, причем жертвы, как понимали хри­стиане, приносились самому Сатане. Патриарх, естественно, хотел разрушить этот центр бесовского поклонения. Для этого он решил устроить крестный ход с несением мошей святых бессребреников Кира и Иоанна, а также дев-мучениц Феоктисты, Феодоты и Ев-доксии и их матери Афанасии. Патриарх просил святого Патапия прибыть в Александрию для участия в этом шествии. Со всех кон­цов страны собрались огромные толпы народа: монахов, клириков и мирян. Через шесть дней после начала этого крестного хода процессия прибыла в деревню Менути, где и были положены свя­тые мощи. Тотчас же начали совершаться чудеса. Каменный идол развалился на части по благодати, исходившей от мошей святых Кира и Иоанна. В связи с тем, что по предстательству святых бес­сребреников произошло великое множество чудес, деревню и всю ту местность стали называть «Абба Кир». Это название сохрани­лось и поныне (Абукир).

Встретившись во время этого шествия, патриарх Кирилл и бла­годатный инок Патапий получили возможность обсудить насущные проблемы Православия. Они хорошо понимали, что власти Констан­тинополя слишком часто вмешиваются в дела Церкви, и столично­му архиепископу крайне необходим совет мудрых и надежных кли­риков. Патриарх Кирилл предложил Патапию как более способному из них двоих поехать в Константинополь в качестве советника, но Святой отказался и возвратился в пустыню. К нему продолжали приходить люди, искавшие руководства и исцеления, а ученики Патапия начали строить поблизости свои собственные кельи.

Поездка в Константинополь В 428 году Преподобный, оставив братию, все же отправился в Константинополь — возможно, потому что не имел уже в пустыне столь необходимого ему покоя и уединения. В пути его корабль попал в ужасный шторм. Мачта сломалась и ударила капитана, в результате чего судно осталось без управления. Пассажиры в пани­ке сбились в кучу на палубе. Вдруг с кормы раздался голос, прика­зывавший им спуститься в трюм, чтобы дать команде возможность без помех предпринять действия по спасению корабля. Это был голос монаха Патапия, взявшего на себя задачу управления кораб­лем. К утру шторм стал стихать. Поднявшись на палубу, пассажиры увидели, что от гибели их спас святой Патапий, причем оказалось, что не пострадал даже капитан, которого все считали умершим.

Сечнути

Во время того же плавания заболел один из членов команды, гребец-египтянин по имени Сечнути. Он попросил Патапия как своего земляка оказать ему помощь. Весь день Святой ухаживал за ним, а вечером, оставив его на попечение других, уединился для молитвенного бдения. В ту ночь снова штормило, лил дождь и порывами дул сильный ветер. Команде и пассажирам с трудом удавалось удерживать корабль на плаву. В такой обстановке о Сеч-нути забыли, а угром все пришли в ужас, обнаружив, что больного смыло волной в море. В крайнем расстройстве пассажиры начали обвинять друг друга в небрежности. Святой в это время молча, с задумчивым видом сидел в стороне, будто ничего не слышал. При­ближалась ночь. Шторм усиливался, грозя кораблю новыми бедст­виями, и капитан принял решение пристать к критскому берегу, чтобы там переждать бурю. На закате они наконец бросили якорь в маленькой бухте. И тут, к своему изумлению, они увидели, что на берегу их ждет Сечнути. Отвечая на расспросы, он рассказал: «Ког­да волны смыли меня за борт, я увидел, что лежу на спине дельфи­на, который и привез меня в эту бухту».

Команда и пассажиры поняли, что своим спасением Сечнути обязан молитвам преподобного Патапия, и все дружно преклонили колена, чтобы принять его благословение. Сечнути умолял Патапия взять его к себе в ученики, и Святой согласился. Капитан корабля был язычником, но видя происшедшее, пожелал стать христиани­ном. Патапий поговорил с ним о Христе и Церкви, пока они стояли в бухте, укрывшись от шторма, и крестил его. Они оставались на острове до установления ясной, тихой погоды, а потом продолжили плавание. Все славили и благодарили Бога за то, что Он послал им на помощь святого человека.

Коринф

Когда корабль проплывал мимо Коринфа, капитан сказал Свя­тому: «Отче, мы проплываем мимо моего дома. Я бы хотел пови­даться с семьей и рассказать им, что стал христианином. Может быть, и они крестятся». Так они оказались в коринфском местечке Афнеон. Местные христиане просили святого Патапия остаться у них. Столетия спустя, после обретения мощей святого Патапия, в этих местах будут особо почитать его память. А когда он жил здесь, правители области, будучи христианами, просили его стать их епи­скопом, но он, как и прежде, отказался.

Внутренняя пещера преп. Патапия.

Внутренняя пещера преп. Патапия.

В Коринфе преподобный Патапий полюбил бывать в Геранипских горах, отделенных от Коринфа перешейком. У подножия этих гор, там, где сейчас стоит Лутракион, была пещерка, в ко­торой однажды на пути в Патры но­чевал святой апос­тол Андрей.В 1345 году, то есть более тысячи лет спустя, Император Иоанн Кантакузен построил над этой пещеркой храм в честь святого апостола Андрея. Этот храм и сейчас стоит здесь, рядом с горячими источниками. А во времена преподобного Патапия в пещерке был только небольшой скит с семью монахами. Патапий по их просьбе присоединился к ним и учил их аскетической жизни и молитве, чему сам научился в монастырях Египта.

Однако же, преподобный Патапий все еше стремился найти уе­диненное место, где можно было бы в молчании сердца предавать­ся умной молитве. Забравшись выше по склону Геранийских гор, он обнаружил еше одну пешеру, служившую первым христианам убежищем, в котором они укрывались от своих гонителей. Препо­добный Патапий поселился в этой пешере, недалеко от своих уче­ников. Он так полюбил это тихое место, что однажды сказал бра­тии: «Отцы мои, после моей кончины, где бы я ни умер, перевезите меня сюда и похороните в моей любимой пещере в Геранийских горах». По неисповедимому Промыслу Божию, это желание Свято­го исполнилось через много столетий.

Вскоре Святой узнал, что недалеко в горах находится еще одна монашеская община, настоятеля которой считали старцем, и спустя какое-то время две обшины объединились, чтобы вместе славить Бога и учиться духовной жизни под руководством святого Патапия.

Однажды ночью монах по имени Арсений сильно заболел. Это был ревностный инок, имевший огромную любовь ко Христу, и святой Патапий часто ставил его в пример остальным. Арсений атадел ремеслом ткача, которому научил и иноков монастыря, чтобы они могли сами за­рабатывать себе на жизнь. Как только святому Патапию сообщили о болез­ни Арсения, он тот­час вместе с брати­ей отправился к нему в келью. Они горячо помолились о его выздоровлении, и Арсений в ту же ночь получил исцеление.

Константинополь В 435 году, прожив около семи лет в Коринфе, преподобный Патапий покинул свой скит в Геранийских горах и продолжил путь в Константинополь. Вместе с ним поехал его первый ученик, монах Сечнути. В Константинополе они явились инкогнито во Влахернский монастырь. Патапий не сказал никому, кто он такой (его имя к тому времени было известно всему христианскому миру), а просто продолжал и там поститься, молиться и бодрствовать, и все считали его простым монахом. Ему назначили послушание — быть в монастыре привратником. Однажды, сидя у ворот, он уви­дел, что к монастырю приближается похоронная процессия. Умер­ла молодая женщина, и ее родители горько рыдали, оплакивая ее. Процессия поравнялась с воротами, где сидел Патапий, и вдруг усопшая поднялась, перекрестилась и с благоговейным страхом ста­ла глядеть на Патапия, а потом подошла, опустилась на колени у его ног, и, целуя ему руки, назвала его по имени. Так братии мона­стыря, а также и всей столице, стало известно, кто живет рядом с ними.

Исцеление слепого Когда Патапий жил в Константинополе, к нему однажды при­шел человек, слепой от рождения, и попросил: «Умоляю тебя, святый

Божий, дай свет очам моим». Патапий ответил: «Как ты осмеливаешься просить меня о таком великом даре? Это дело не твари, а Творца». Но слепой настаивал: «Если ты попросишь Бога, он позволит мне видеть свет!». Видя веру этого человека. Святой перекрестил его и сказал: «Именем Иисуса Христа, просвещающе­го слепых и воскрешающего мертвых, повелеваю тебе: Прозри!» Едва он договорил, как слепой стал видеть. Исполненный невыра­зимой радости, этот человек, всю жизнь проведший в темноте, ушел, славя Бога и Его верного раба Патапия.

Больной водянкой В Константинополе жил человек, страдавший водянкой. Живот у него раздулся, как барабан, столичные врачи обогащались за его счет, но помочь ему не могли, и его ужасные страдания продолжа­лись. Услышав от людей о святом Патапий, он пришел к нему, умоляя сжалиться над ним. Святой Патапий при виде его испол­нился сострадания, так как у того был раздут не только живот, но и все тело, что причиняло ему нестерпимую боль. Святой Патапий осенил его крестным знамением, помазал маслом из лампады от иконы Спасителя, и произнес: «Христос Господь, исцелявший про­каженных, исцелит и тебя». Когда он говорил, из тела больного естественным образом истекло огромное количество нечистой жид­кости. Больной полностью исцелился, а очевидцы этого происше­ствия разнесли весть о нем за пределами страны.

Человек, одержимый нечистым духом Один молодой человек был одержим особенно ужасным бесом. Иногда несчастный рвал на себе в клочья одежду, оставаясь совсем нагим. В другой раз он бросался в воду и едва не тонул. Однажды он шел по дороге, и вдруг бес потащил его к берегу, чтобы бросить в море. В это время, по Промыслу Божию, мимо шел преподобный Патапий. Бес при виде его сотряс молодого человека с такой силой, что глаза у него закатились, а изо рта пошла пена. Он, стуча зубами, дико смотрел на Преподобного. Когда Патапий приблизился, бес простонат: «Как я мучаюсь! Горе мне! Что Патапий делает здесь? Что будет со мной? Где мне искать другое жилище? Пойду ли я в город или в пустыню, ты вторгаешься ко мне, Назарянин, и своимКрестом заставляешь меня бежать. Если ты коснешься им меня, я исчезну. Ты победил меня!» С этими словами бес высоко поднял молодого человека и со страшной силой швырнул на землю. Свя­той осенил несчастного крестом и сказал: «Иди, нечистый дух, да­леко в пустыню. Так велит тебе Господь, той силой, которую ты сейчас призывал в осуждение себе!»

Когда он это произносил, юноша стал биться в судорогах, и бес вышел из него в виде облака черного дыма. Избавившись от одержимости, юноша вернулся домой, к своей семье, славя Бога за это чудо.

Исцеление жительницы Константинополя Одна женщина, жительница Константинополя, страдала тяже­лым заболеванием: вся грудь у нее была будто окаменевшая, с огромной гноящейся язвой, кишевшей личинками червей. Болезнь распространялась и уже дошла до сердца. Женщина знала, что жить ей осталось совсем недолго. Она болела много месяцев, прежде чем услышала о преподобном Патапий. За это время врачи съели все ее деньги, а черви — ее тело. Она пришла в монастырь и со слезами упала к ногам Святого, умоляя его помолиться за нее. «Исцели меня, слуга Господень, сжалься надо мной, несчастной, которую чер­ви сожрут прежде, чем лягу во гроб. Мое тело так болит, что я жажду смерти». Святой ответил: «Если ты имеешь чистую, не омра­ченную сомнениями веру в Бога, то будет тебе по вере твоей». Глубокий вздох вырвался из самой глубины ее души: «Божий человек, тебе дана сила благодати Господней, и я умоляю тебя исце­лить меня!» Святой велел ей показать ему язву. Зрелише это было поистине ужасным. Исполнившись сострадания, он сказал: «Правда, что твоя болезнь тяжела, и излечить ее трудно, но вера покрывает все, а надежда приносит исцеление. Иди же с миром. Твои страда­ния окончены». В то же мгновение она получила исцеление, и Кон­стантинополь услышал еще об одном великом чуде по молитвам преподобного Патапия.

Рака с мощами преподобного Патапия

Рака с мощами преподобного Патапия

Кончина Преподобного На восемьдесят третьем году жизни преподобного Патапия, когда пришло время ему оставить землю и переселиться в небесные обители, у одра его собрались учени­ки, скорбя о том, что его уже не бу­дет с ними в этой жизни, и некому будет укреплять и поддерживать их. «Отче, для чего оставляешь чад своих сиротами? Почему должен ты отойти в свое Небесное Оте­чество? Кто теперь излечит нашу боль и исцелит раны душ на­ших?» Преподобный же, умирая, не имел ни страха, ни даже привя­занности к земной жизни. «Чада мои, — сказал он, — не печальтесь, не проливайте слез, расставаясь со мной, ведь этим вы вредите и себе, и мне. Лучше молитесь о моей душе, совершайте службы, по­миная меня. Это принесет вам пользу». Так он прервал их стенания и направил их ум к помышлению о вечности. Потом он начал молиться за них и, молясь, предал дух свой Богу. Это случилось в 463 году. Ученики похоронили его в константинопольском храме святого Иоанна Предтечи.

С тех пор Церковь старалась сохранить для потомков эти рас­сказы о случаях из его жизни. После захвата Константинополя турками нетленные моши Преподобного были перенесены в его пещерный скит в горах над Коринфом, как он сам просил почти за тысячу лет до того. Местные монахи знали о существовании этой пещеры. Из нее сделали часовню с небольшим иконостасом, на котором были изображены святые Патапий, Никон, Ипатий1 и св. Ипомона. Мощи святого Патапия укрыли за западной стеной пе­щеры, обратив их лицом к иконостасу.

Житие Преподобного и местонахождение пещерной часовни люди помнили и во времена турецкого ига. Местные христиане, видя на иконостасе икону с его изображением, называли ее «пещерой святого Патапия». Никто не знал о том, что здесь поко­ятся его мощи — вероятно, христиане, перенесшие их сюда, наме­ренно сохранили это в тайне, чтобы уберечь святыню от осквер­нения. В любом случае, память об их присутствии в этом месте не сохранилась.

В начале двадцатого века местный священник, отец Констан­тин Сосание, часто приходил сюда, взбираясь по крутым скалам, чтобы послужить в этой скромной часовенке. Отец Константин был довольно высокого роста, и потолок часовни оказался для него слишком низок. Ему, вполне естественно, пришло в голову увеличить и восстановить часовню, в особенности алтарь, который был тесным. В 1904 году он решил начать реконструкцию и на­нял работников из числа местных жителей, чтобы снести древ­нюю стену в западной части пещеры. Однако накануне того дня, когда они должны были начать работу, отцу Константину явился во сне некий монах и сказал: «Будь осторожен, снося стену, пото­му что с обратной ее стороны нахожусь я. Я — святой Патапий Египетский». На следующий день при выполнении работ за сте­ной были обнаружены его нетленные мощи, покрытые листьями и издающие неземное благоухание. Листья, хотя они и были со­рваны с деревьев за четыреста лет до того, оказались абсолютно свежими, будто только что сорванные. На груди Святого лежал большой деревянный крест, в руке — древний свиток, в котором говорилось, что эти мощи принадлежат преподобному Патапию Египетскому. Впоследствии в Константинополе (нынешнем Стам­буле) были найдены древние бумаги с описанием мощей препо­добного Патапия, полностью совпадающим с тем, как выглядели мощи, обнаруженные отцом Константином Сосанисом.

После обретения мощей в течение какого-то времени любой мог подойти и приложиться к открытым мощам Преподобного. Некоторые местные христиане даже отрезали частицы, чтобы иметь святыню дома. Однако после того, как многим из этих людей явился во сне сам Святой, обличая их невежество и дерзость и требуя принести частицы обратно, они были поспешно возвращены.

С тех пор как были обретены мощи преподобного Патапия, многим он являлся во сне и в видениях. Он говорил им: «Идите в мой дом в Лутракионе». По его предстательству сегодня происхо­дит особенно много чудес исцеления от рака в разных концах света — в Греции, Швеции, Америке. Австралии.

Монастырь преподобного Патапия

 

Монастырь преподобного Патапия в Лутракионе

Монастырь преподобного Патапия в Лутракионе

В 1952 году грече­ский священник отец Нектарий Кириакос, горевший огромной любовью к преподоб­ному Патапию и со студенческих лет. про­веденных в Коринфе, знавший о его пеще­ре и мощах, решил осуществить мечту всей своей жизни — построить на этом ме­сте женский монас­тырь. Местное население  с сомнением монастыре преп. Патапия. отнеслось к его замыслу, считая его абсурдным: на этой крутой скалистой горе не было ни воды, ни земли, годной для обработки. «Что будут есть эти девушки, — спрашивали его, — чертополох?» Тем не менее, отец Нектарий не отступался от своей цели, и однажды ему явился пре­подобный Патапий, обешая всячески ему помогать. Через некото­рое время он явился настоятельнице одного монастыря недалеко от Афин и также пообещал помогать в этом нелегком деле.

Сначала сестры забирались в гору на мулах и месяцами не покидали пещеры, питаясь теми продуктами, что привезли с собой. Благодаря настойчивой решимости отца Нектария и молитвам пре­подобного Патапия, теперь здесь стоит новый красивый монастырь, врезанный в крутой горный склон. От Лутракиона к этому монас­тырю ведет специальная дорога для паломников. Нынешняя насто­ятельница, старица Исидора, ежедневно вместе с сестрами служит полуношницу и утреню, начиная с 4:30 утра, а одна старенькая монахиня даже спит в храме возле святых мощей. Место за запад­ной стеной, где были найдены моши преподобного Патапия, будет находиться позади вас, если вы встанете лицом к алтарю. Мощи покоятся в красивой раке, освещенной десятками висячих золотых лампад, которые христиане жертвуют в благодарность за исцеление.

Один паломник рассказал мне: «Отправляясь в Лутракион, я ничего не знал о преподобном Патапий и его житии, мне посовето­вал приехать сюда монах из другого монастыря, но когда я опус­тился на пол в земном поклоне перед ракой с мощами Святого, у меня возникло столь явственное ощущение его присутствия, при­общения к чему-то древнему и неземному, что я не мог заставить себя уйти и долго лежал, прижавшись лицом к полу пещеры. Моим единственным желанием было остаться там навсегда».

Церковь празднует день памяти преподобного Патапия 8 декабря.

Святая Ипомона

Святая Ипомона

Святая Ипомона, чьи мощи также покоятся в этом монастыре, в храме преподобного Патапия, была дочерью сербского князя Кон­стантина Драгаша.  Получив в крешении имя Елена, она в 1392 году вышла замуж за Императора Эммануила 11 Палеолога, отца послед­него Византийского Императора Константина XI. Елена родила Эммануилу шестерых сыновей. Старший сын, Иоанн VIII, взошел на престол в 1425 году после смерти отца. Иоанн умер, не имея наследника мужского пола, и в 1449 году его преемником стал его брат Константин XI, а до тех пор, пока он прибыл из Морей, чтобы предъявить свои права на престол, Елена выполняла функции ре­гента. В ее житии говорится, что после смерти мужа она приняла монашеский постриг и ушла в монастырь «Кира Марфа», который в 1453 году был разрушен после захвата турками Константинополя. Это случилось через три года после ее кончины. Ее сын Констан­тин погиб, сражаясь на крепостном валу во время осады. Известно, что Императрица Елена оказывала помощь монастырю Иоанна Предтечи-Рэтра, в котором хранились мощи преподобного Пата­пия, предоставляя монастырю средства на благотворительную дея­тельность, в частности на богадельню. Она умерла в 1450 году и, вероятно, была похоронена в монастыре святого Иоанна, чем мож­но объяснить тот факт, что после падения Константинополя ее мощи были перенесены в Лутракион вместе с мощами преподоб­ного Патапия.

 

 

Материалы по теме
Паломнический тур по Греции третий день

Третий день (cреда)

Монастыри Мега Спилео и Великая Лавра а также Чудо Храм Платаниотисса ночь на корабле в Италию.

Выезд в 7-30 утра

 

В Среду у нас будет ранний выезд из города Калаврита, чтобы все успеть до 17:00-18:00 (посадка на корабль в Италию).  Сначала посетим монастырь Мега Спилео, где находится Чудотворная икона Богородицы "Великопещерная" (30 минут от Калаврита). Затем вернемся в Калаврита и посетим Свято-Успенскую Лавру (Великая Лавра), где находится честная глава святого Алексия. Затем проедем к храму Платаниотисса, это один из самых необычных храмов Греции. Затем спустимся к берегу моря и направимся в Патры. Храм Апостола Андрея находится на набережной города недалеко от порта. Вторую половину дня мы проведем, любуясь видами побережья Ионического моря с палубы комфортабельного лайнера. Ночевка на корабле.

Ниже подробное описание памятников, посещаемых в среду. Смотрите также фотоальбом третьего дня в меню слева и карту тура для тех, кто будет путешествовать самостоятельно.

 

Монастырь Мега Спилео (Великая Пещера)

 

Монастырь Mega Spilio является значительным центром не только духовной, но и политической жизни полуострова Пелопоннес. Именно здесь  в 1821 году были собраны греческие войска, участвовавшие в освободительном движении против турецкого владычества. Чтобы поддержать армию, с Афона в обитель тогда было привезено множество ковчежцев с мощами святых.
Удивительна история обретения иконы, названной Великопещерной. По преданию в 325 году двум благочестивым братьям, Симеону и Феодору, явилась Пресвятая Богородица и сказала, чтобы они шли в город Калаврита и обрели Ее икону. В Калаврите жила девочка Евфросиния, которая каждый день пасла коз. Однажды она заметила, что один козлик пропадает на время и возвращается с мокрой бородкой. Она пошла за ним и увидела источник. Ночью Божия Матерь явилась к ней и приказала ждать двух братьев, вместе с которыми Евфросиния должна обрести Ее икону. Когда же братья и девочка зашли в пещеру и взяли святой образ, то увидели, что в углу лежит огромная змея. Но вдруг от иконы изошел луч света и поразил ее. Позднее на месте обретения чудотворного образа был основан монастырь, в котором и хранится постоянно икона Божией Матери Великопещерная. А в самой пещере сейчас бьет святой источник.

 

Свято-Успенская Лавра в Калаврита (мощи св Алексия)

 

Житие св. Алексия, человека Божия можете почитать на сайте Православие Ру нажав на ссылку

Один из наиболее важных монастырей, находящихся в окрестностях Патр – Калавритская Лавра. Она расположена в горах юго-восточнее Патр, возле небольшого городка Калаврита.

Главный храм монастыря освящен в честь Успения Богородицы, но престольный праздник обители празднуют 17 марта – в день памяти святого Алексия Человека Божия. Это объясняется тем, что главная святыня монастыря – честная глава святого Алексия, подаренная монастырю во времена его расцвета императором Эммануилом Палеологом (1398 г.). Алексий Человек Божий был одним из самых почитаемых святых не только в Византии, но и на Руси – не случайно это имя так распространено в России.

Монастырь имеет древнюю и богатую историю. Его основание восходит ко временам императора Нкикфора Фоки (конец XI в.), когда святой Афанасий Афонский основал знаменитую афонскую Лавру, получившую впоследствии его имя. У святого Афанасия было два сподвижника: Антоний и Евгений. Антоний отправился в Киев, где основал знаменитую Киево-Печерскую Лавру, а Евгений ушел на Пелопоннес, основав Лавру в окрестностях Калавриты. В византийское время монастырь процветал: число монахов в нем иногда достигало 900 и более.

При турецком владычестве монастырь активно поддерживал национальное освободительное движение и был сожжен в 1585 г., но в 1600 г. вновь восстановлен. После этого турки еще неоднократно грабили и сжигали монастырь, но каждый раз его трудолюбиво восстанавливали монахи и местные жители.

Решающую роль Лавра сыграла в 1821 г.: 21 марта митрополит Герман Патрский здесь принял присягу от повстанческой армии и отсюда, из Калавриты, началось антитурецкое восстание, охватившее всю Грецию и положившее конец турецкому господству в этом регионе Средиземноморья.

Сейчас Лавра является одним из самых известных мест поклонения на Пелопоннесе. Среди наиболее чтимых святынь стоит также упомянуть честную главу святого Филарета Милостивого, мощи многих других святых, древние иконы византийского письма и др.

В Лавре существует богатая библиотека (в том числе и некоторое количество древних рукописей), а также музей, посвященный истории монастыря.

 

Пресвятая Платаниотисса

 

Этот уникальный храм находится в самом центре деревни                      Платани отисса, (деревня маленькая по этому центр найти легко). Необычайность этой церкви заключается в том, что она находится в  дупле дерева. Точнее в месте где три отдельных Платана соединяются во единое целое. Это уникальный природный феномен ко торый по вере церкви является визуализацией идеи Святой Троицы. Внутри находится огромное дупло где устроен храм куда могут поместится до 20 человек. История храма связанна с чудотворной иконой "Великопещерной" Божьей Матери из монастыря Мега Спилео которую монахи спасали от иконоборцев в 8ом веке. Несколько монахов  остановились переночевать в дупле огромного Платана повесив Икону у входа с внутренней стороны. Утром, сняв икону Божьей Матери, они обнаружили отпечаток на дереве, который был залит светом. "Великопещерная" икона является восковой и ее точный негатив отпечатан на коре дерева. Этот замечательный отпечаток до сих пор сохранился. Кора дерева  нерукотворного образа живая и за века не произошло деформации поверхности, лик четко отпечатан.

По сути речь идет о нерукотворном храме Святой Троицы и нерукотворном образе Богородицы. То есть здесь природа сама выражает суть православной догматики, учение о триединстве Бога и о Иконе.

 

 

 

Храм Апостола Андрея Первозванного в Патрах

 

Построен храм в начале ХХ века. Его огромный купол виден издалека с моря, ведь храм стоит прямо на берегу Коринфского залива. В храме находятся честная глава св. Апостола Андрея и крест, на котором, он был распят. Современный собор построен на том самом месте, где был казнен апостол. Рядом можно увидеть пещерку с источником, который, по преданию, забил на месте его смерти.
Также в Патрах находятся мощи апостола Павла.

Апостол Андрей (источник православная энциклопедия)

Андрей Первозванный ап. от 12 (пам. 30 нояб.; 30 июня - в Соборе 12 апостолов, в Соборе Карельских святых и в Соборе Крымских святых). Происходивший, как и ап. Филипп, из Вифсаиды (Ин 1. 44), А. П. жил в Капернауме (Мк 1. 29) в одном доме вместе с братом Симоном Петром (Мф 4. 18; Мк 1. 16). Отца Петра и А. П. звали Иона (Мф 16. 17; Ин 1. 42) (нек-рые древние рукописи Евангелия от Иоанна предлагают иной вариант его имени - Иоанн). Согласно Евангелию от Иоанна, А. П. был одним из тех 2 учеников св. Иоанна Предтечи, к-рые после свидетельства последнего о Христе в Вифании последовали за Спасителем (Ин 1. 35-40). Став первым учеником Христа (отсюда его традиц. прозвание - Первозванный) и проведя с Ним день, А. П. затем привел к Нему брата (Ин 1. 41-42). Согласно евангелистам Матфею и Марку, А. П. и Петр занимались рыбной ловлей, во время к-рой они вместе с Иаковом и Иоанном были призваны Спасителем на берегу Геннисаретского оз. (Мф 4. 18; Мк 1. 16).

При согласовании данного сообщения с Евангелием от Иоанна это призвание обычно считается 2-м, происшедшим после возвращения Иисуса из пустыни (Гладков Б. И. Толкование Евангелия. СПб., 1907. С. 154-155). В дальнейшем в НЗ об А. П. сообщается эпизодически. Он упоминается среди 12 учеников Христа, где занимает 2-е, после ап. Петра (Мф 10. 2; Лк 6. 14), или 4-е, после Петра, Иакова и Иоанна (Мк 3. 18), место. Вместе со своим земляком ап. Филиппом А. П., возможно, занимал какое-то особое место в общине апостолов: при чудесном насыщении 5 тыс. чел. именно он сообщает Иисусу об имеющихся 5 хлебах и 2 рыбах (Ин 6. 8-9), а в истории с эллинами, пришедшими в Иерусалим на Пасху, Филипп, к к-рому они вначале обратились, передал их просьбу А. П., и уже вместе они пошли к Иисусу (Ин 12. 21-22). А. П. вместе с 3 избранными учениками Христа, Петром, Иаковом и Иоанном, был участником беседы Спасителя на Масличной горе о грядущем конце мира (Мк 13. 3). В числе 12 учеников А. П. присутствовал на Тайной вечере и при явлениях Христа апостолам после Воскресения, а также при Вознесении Спасителя (Деян 1. 13). Последнее, что известно об А. П. из НЗ,- это его участие вместе со всеми в выборе 12-го апостола вместо Иуды Искариота и присутствие при схождении Св. Духа на праздник Пятидесятницы (Деян 2. 1).

Раннехристианская и византийская традиция

Относительно дальнейшей жизни А. П. уже в древности существовало 2 традиции. К сер. II в. по Р. Х. восходят апокрифические «Андрея деяния». Согласно их тексту, реконструируемому в первую очередь на основании «Книги о чудесах» Григория Турского (Liber de virtutibus beati Andreae Apostoli, ок. 591-592), апостол начал проповедь Евангелия на юж. берегу Чёрного м., двигаясь через Понт и Вифинию на запад. Возможно, в основе этой традиции лежит связь Юж. Причерноморья с ап. Петром (1 Петр 1. 1): о совместной проповеди братьев упоминают позднейшие тексты. Посетив Амасию, Синопу, Никею и Никомидию, А. П. переправился в Византий (буд. К-поль) и попал во Фракию, а оттуда - в Македонию, где посетил города Филиппы и Фессалонику. Затем он отправился в Ахайю, где посетил города Патры, Коринф и Мегару. На протяжении всего пути апостол совершал многочисленные чудеса и исцеления. Заключенный в Патрах в тюрьму, он принял мученическую кончину - распятие на кресте. Начиная с IX в. кончину апостола принято датировать правлением имп. Нерона (ок. 67 по Р. Х.). В более позднем апокрифическом сказании, «Андрея и Матфия деяниях» (BHG, N 109-110), действие происходит в некоем «городе людоедов» Мирне (Мирмене, Мирмидоне), отождествленном не позднее VI в. с Иссулименом или Синопой. Др. апокрифические тексты, связанные с этой традицией, переносят проповедь А. П. в Сев.-Зап. Персию (греч. «Деяния Андрея и Варфоломея в городе парфян», араб. «Мученичество Андрея у курдов»).

Др. традиция, восходящая по крайней мере к 1-й пол. III в., отражена у Евсевия Кесарийского (Церк. ист. III 1), к-рый, дословно цитируя 3-й том «Толкования на Бытие» Оригена, считает, что М. Азия, Понт и Вифиния были апостольским уделом ап. Петра, в то время как А. П. отправился в Скифию. Эта традиция получила развитие в т. н. апостольских списках, восходящих к утраченным сир. текстам IV в. (Th. Schermann). В ранних редакциях этих списков область проповеди А. П. была распространена на все родственные скифам кочевые ираноязычные племена: саков, согдийцев, сарматов; позднее, в списке Псевдо-Епифания (VI-VII вв.), проповедь А. П. в Скифии была соединена с описанным в «Деяниях Андрея» мученичеством апостола в Патрах; затем, в списке Псевдо-Дорофея (VIII-IX вв.), сюда же был добавлен и материал «Деяний Андрея» о проповеди А. П. в Понте; в том же списке нашло отражение и предание об основании А. П. епископской кафедры в Аргирополе, пригороде Византия, со временем ставшее важным аргументом в полемике К-поля и Рима по вопросу об иерархии Патриарших Престолов (F. Dvornik).

В Византии в результате переработки древних преданий создавались развернутые канонические жития А. П.: не получившее распространения «Narratio» (BHG, N 99; 1-я пол. VII в. или IX-X вв.), более широко признанное «Житие Андрея», созданное между 815 и 843 гг. Епифанием Монахом, к-рый прошел по предполагаемому пути А. П., собирая предания о нем. Опираясь на нек-рые отрывочные сведения церковных писателей (Псевдо-Клементины, Псевдо-Епифаний и др.), местные предания, в т. ч. письменные (напр., «Алфавитарий херсаков»), и переработанную концовку «Деяний Андрея», Епифаний поместил действие апокрифических источников в контекст канонических Деяний апостолов, устраняя фантастические элементы и пропуская те места проповеди, где он не побывал сам. Это житие сохранилось в 2 редакциях, принадлежащих, судя по всему, перу самого Епифания: 1-й, созданной как продолжение «Деяний Андрея и Матфия» (BHG, N 95b), и 2-й, дополненной сведениями о пребывании апостола в Палестине и М. Азии и сокращенной в нек-рых др. частях (BHG, N 102).

По Епифанию, А. П. совершил из Иерусалима 3 путешествия вдоль берегов Чёрного м., причем всегда по маршруту юг - восток - север. В 1-м он посетил вместе с Петром Антиохию, Тиану, Анкиру, Синопу, где освободил из темницы Матфия. Затем Петр отправился проповедовать в зап. землях, А. П. двинулся на восток. В Амисе он вместе с Матфием и 7 др. учениками проповедовал в синагоге, к-рую превратил в храм Богородицы; из Трапезунда А. П. пришел в Иверию и через Парфию возвратился в Иерусалим. В следующем путешествии апостол из Антиохии направился в Эфес вместе с ап. Иоанном (о связи А. П. с Иоанном свидетельствуют древние памятники, напр. канон Муратори II в.). Оттуда, после явления Христа, повелевшего идти в Скифию, А. П. отправился во Фригию и Никею, где изгнал бесов, убил дракона, усмирил разбойников и сокрушил идолов (часть этих чудес восходит через местную традицию к «Деяниям Андрея»). Через 2 года он посетил Никомидию, Ираклию Понтийскую, Амастриду и Синопу, где жители избили его за прежнее избавление Матфия и где он обращал многих ко Христу, воскресив убитого горожанина. Оттуда он отправился в Амис, Трапезунд и Самосату, где дискутировал с греч. философами. В последнем, 3-м, путешествии А. П. со спутниками проходил через Эдессу, где оставил ап. Фаддея, в Иверию и Сусанию (Сванети?). Оставив там ап. Матфия, он перешел в Аланию и Абазгию, где расстался с др. своим спутником, ап. Симоном Кананитом. Через Зихию, где А. П. едва избежал гибели, он прибыл в Боспор, жители к-рого охотно внимали его проповеди, а затем в Феодосию и «упорствующий в язычестве» Херсонес. Оттуда он переправился назад в Синопу, где поставил епископом Филолога, а оттуда через Халкидон (где был поставлен еп. Тихик) прибыл в Византий. Сделав епископом Аргиропольским Стахия и заложив на акрополе храм Богородицы, А. П. направился через Ираклию Фракийскую и Македонию в Патры. Епифаний начинает греч. часть жития с обращения апостолом Максимиллы, жены ахейского проконсула Эгеата, и его брата Стратокла, за что А. П. был заключен в тюрьму и затем распят на кресте (здесь агиограф следует заключительной части «Деяний Андрея», упоминая при этом и об эпизодах, не сохранившихся ни в одном из др. текстов).

На «Житие» Епифания опирались все последующие авторы, писавшие об А. П. Никита Давид Пафлагон составил на основе его 2-й редакции Похвальное слово (энкомий) А. П. (BHG, N 106) и житие энкомиастического типа - «Laudatio» (BHG, N 100), в к-ром добавил к повествованию Епифания упоминания о проповеди А. П. в дер. Харакс в Пафлагонии, о поставлении еп. Пальма в Амастриде и историю с Лесбием в Патрах. Симеон Метафраст (BHG, N 101), использовавший 1-ю редакцию «Жития» Епифания, распространил область проповеди А. П. до Дуная и присоединил, так же как и Никита Давид, рассказ о перенесении мощей апостола в К-поль. Известны также неск. визант. энкомиев А. П. (BHG, N 103-108). Дальнейшее развитие визант. традиция получила в Грузии и на Руси.

 

 


В Грузии

 

 

 

начало христ. проповеди издавна связывалось с именем А. П.: грузины (греч. горсины) упоминаются в нек-рых рукописях апостольского списка Псевдо-Епифания, сведения об иверах имеются у Епифания Монаха. Список Псевдо-Дорофея не позднее VIII в. был переведен на груз. язык и включен в груз. гомилетико-литургический сб. Кларджетский многоглав (IX в.), отражающий древнейшую (VI-VIII вв.) литургическую практику Грузинской Церкви. В кон. X в. прп. Евфимием Святогорцем была переведена на груз. язык «Похвала» («Хождение и проповеди святого апостола Андрея Первозванного») Никиты Пафлагона; уже в X-XI вв. в зап. и юго-зап. частях Грузии была широко распространена оригинальная груз. версия «Похвалы», включенная Леонтием Мровели в XI в. в состав груз. летописного сб. Картлис Цховреба, повествующая о проповеди А. П. в Юго-Зап. Грузии во время его 3-го путешествия. Согласно жребию Грузия досталась в удел Пресв. Богородице, но в видении Ей явился Господь Иисус Христос, поручивший послать туда А. П. Получив из рук Богоматери Ее нерукотворную икону, А. П. вместе с ап. Симоном Кананитом отправился сначала в Трапезунд, где проживали мегрелы (греч. лазы). Крестив их, А. П. пошел в Аджарию, явил там многие чудеса (в частности, при помощи иконы Богородицы он извел источник целебной воды) и заложил ц. во имя Пресв. Богоматери, где оставил нерукотворную копию с Ее образа, приложив его к обычной доске. Переходя перевал на пути к Самцхе (Юж. Грузия), апостол водрузил там железный крест («Ркинис джвари»). В с. Заден-Гора А. П. сокрушил языческих идолов. Особые чудеса апостола связаны с с. Ацкури, религ. и адм. центром древнего Самцхе (см. также Ацкурская епархия), где А. П. воскресил из мертвых сына вдовы местного правителя Самдзивари, после чего сама вдова и весь самцхийский народ обратились в христианство. Видя, что местные жрецы пришли в ярость и стали склонять народ отказаться от новой веры, А. П. предложил им оставить икону в местном храме Аполлона и Артемиды на ночь. Наутро статуи языческих богов оказались разбитыми, а икона излучала сияние. По просьбе самцхийцев А. П. оставил икону в маленькой часовне с. Ацкури (откуда пошло название иконы - Ацкурская; средневек. груз. историк Джуаншер повествует о посещении ее в VII в. визант. имп. Ираклием, поклонившимся широко известной в то время чудотворной святыне и заложившим во имя ее храм). Затем апостол продолжил свою проповедь в Тао, Кларджети, Мегрелии, Абазгии и Сванети, после чего направился на север проповедовать христианство осетинам и джикам (греч. аланы и зихи); дойдя до г. Фостафор в Осетии, он совершил много чудес и крестил осетин. Джики встретили А. П. враждебно и пытались умертвить, и апостол, еще раз навестив Абазгию и Мегрелию, направился в Скифию. Проповедническая деятельность А. П. на территории Грузии считалась Грузинской Церковью неопровержимым фактом. На основании этого груз. богословы преподобные Георгий Святогорец и Ефрем Мцире (2-я пол. XI в.) неоднократно защищали автокефальные права Грузинской Церкви в спорах с Антиохийским Патриархатом. Вопросам истории обращения грузин прп. Ефрем Мцире посвятил специальный труд, в к-ром выдвинул положение о 2 этапах просвещения Грузии - трудами апостола А. П. и св. равноап. Нины. Это положение было узаконено в 1105 г. Руис-Урбнисским Собором Грузинской Церкви. Достоверность сведений о проповеди А. П. на территории совр. Грузии нек-рые груз. ученые ставили под сомнение (И. Джавахишвили, К. Кекелидзе), однако фактологическое содержание груз. версии жития А. П. (маршрут святого, этнотопонимика, точное описание социальной среды и быта) оставляет этот вопрос открытым. С целью выявления дополнительных доказательств о пребывании А. П. на территории Грузии в 1988 г. начались археологические раскопки в окрестностях с. Ацкури. Обнаружены сооружения V в. до Р. Х.- I в., следы акрополя I в., погребальный инвентарь.

Почитание в России

Основой преданий о посещении Русской земли А. П. является свидетельство Оригена о Скифии как об апостольском уделе А. П. (Евсевий. Церк. ист. III 1). В результате анализа упоминаний Скифии в произведениях Публия Овидия Назона (43 до Р. Х.- 18 по Р. Х.), поэта, почти совр. А. П., можно очертить ее пределы в то время. Эта страна, по Овидию, занимала территорию севернее Понта Эвксинского (Чёрное м.), простиравшуюся от гор Кавказа, Меотиды (Азовское м.) и р. Танаис (Дон) до р. Гипанис (Юж. Буг) на западе и включавшую в себя Крымский п-ов, а на севере ограниченную Скифскими, или Рифейскими, горами неопределенной локализации (Подосинов А. В. Овидий и Причерноморье: Опыт источниковедческого анализа поэтического текста // Древнейшие государства на территории СССР, 1983. М., 1984. С. 8, 22-23). По мнению ряда исследователей, этнонимом «скифы» позднеантичные и ранневизант. авторы могли обозначать иные народы, обитавшие в Сев. Причерноморье, т. е. на бывш. скифских землях. Впрочем, нек-рые визант. памятники (напр., «Narratio») понимают под Скифией, в к-рой проповедовал А. П., т. н. М. Скифию - рим. провинцию и ранневизант. церковную епархию в устье Дуная (р-н совр. Добруджи, Румыния). Однако эта провинция появилась лишь в ходе реформ имп. Диоклетиана (кон. III в.) и, т. о., не существовала во времена Оригена.

В житии А. П., составленном Епифанием Монахом, сообщается, что во время 3-го путешествия апостол, пройдя по Юж. и Вост. Причерноморью, достиг Крыма и немалое время провел в Херсонесе (PG. 120. Col. 215-260). Это житие пользовалось большим авторитетом во всех правосл. Церквах, в кон. XI в. появился его слав. перевод. Кроме того, на Руси было создано оригинальное сказание о посещении А. П. рус. пределов - «Слово о проявлении Крещения Рускыя земля святаго апостола Андрея, како приходил в Русь», сохранившееся в составе ПВЛ. Согласно этому тексту, А. П., прибывший из Синопы в Корсунь (Херсонес), узнал о близости Днепровского устья и «въсхотѣ поити в Римъ»; поднявшись вверх по Днепру, он благословил место буд. Киева, а затем отправился на север, в землю словен, где позднее возник Новгород; подивившись местным обычаям, апостол отбыл в Рим, а оттуда вернулся в Синопу (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 7-9).

К XI в. относится рост почитания А. П. на Руси: в 1030 г. Всеволод Ярославич, младший сын кн. Ярослава Мудрого, получил в крещении имя Андрей, в 1086 г. он основал в Киеве Андреевский (Янчин) мон-рь. В 1089 г. Переяславский митр. Ефрем освятил построенный им в Переяславле каменный собор во имя Андрея Первозванного, в кон. XI в. в Новгороде был построен храм во имя Андрея Первозванного. В это же время память А. П. была внесена во все виды рус. календарей. Древнейшие упоминания А. П. находятся в месяцесловах Евангелий - Реймсского 1-й пол. XI в. (Л. 1об.), Остромирова 1056-1057 гг. (Л. 243) и Архангельского 1092 г. (Л. 138об.). В Минее 1097 г. содержится служба А. П. (Ягич. С. 493-503).

С XII в. непрерывно развивалась традиция сказаний об А. П. в рус. Прологе. В Прологи 1-й редакции включены краткое житие А. П. «Страсть святаго, и прехвального, и первозванаго Андрея, брата великаго Петра» (РНБ. Соф. № 1324. Л. 74об.- 75, кон. XII - нач. XIII в.; ГИМ. Хлуд. 187. Л. 71об.- 73, 1282 г.), в Прологи 2-й редакции - еще «Слово о проявлении Крещения Рускыя земля» (РГАДА. Тип. № 153, 161, 164, XIV в.). В 1-й пол. XIV в. житие А. П. было вновь переведено на слав. язык (по-видимому, сербами на Афоне) в составе Стишного Пролога. Оно встречается в большом количестве южнослав. и рус. списков XIV-XVII вв. Известна также «обновленная» редакция, в к-рой объединены оба текста об А. П.- житие и «Слово о проявлении Крещения Рускыя земля» (самый ранний список - РНБ. Соф. № 1374, до 1513 г.). В житийной лит-ре «Слово» впервые встречается в житии свт. Стефана Пермского, написанном Епифанием Премудрым ок. 1420 г.

В ВМЧ под 30 нояб. помещена подборка текстов, посвященных А. П. (Иосиф, архим. Оглавление ВМЧ. Стб. 209-210). Кроме проложного жития и Сказания о хождении А. П. на Русь ВМЧ содержат перевод «Деяний Андрея и Матфия» (BHG, N 109), 1-ю редакцию «Жития» Епифания Монаха (BHG, N 95b), отрывок из «Сказания» Симеона Метафраста (BHG, N 101b) и похвальное слово Прокла, Патриарха К-польского (BHG, N 103).

Со времени свт. Макария, в 1526-1542 гг. бывшего архиеп. Новгородским, стали известными местные новгородские предания о проповеди А. П. в земле Русской, дополняющие ПВЛ. Такие сказания содержит «Степенная книга» (1560-1563), где в новой обработке записано Слово о посещении Руси А. П., помещенное в кратком виде в житии св. Ольги и в пространном - в житии св. Владимира. В сказании из «Степенной книги» говорится, что, придя в землю словен, апостол проповедовал слово Божие, водрузил и оставил свой жезл в «веси, нарицаемой Грузине», где потом была поставлена ц. во имя ап. Андрея. Отсюда по р. Волхов, Ладожскому оз. и Неве он отправился в «варяги», затем в Рим и Царьград (ПСРЛ. Т. 21. Ч. 1. С. 73). «Степенная книга» также сообщает о том, что в Херсонесе сохранились отпечатки стоп А. П. на камне: наполнявшая их дождевая или морская вода становилась целебной (Турилов А. А. Древнейшая история славян и Руси в «Книге степенной царского родословия» // Славяне и их соседи. М., 1996. Вып. 15. С. 50). О жезле А. П. из с. Грузина подробнее рассказывается в житии прп. Михаила Клопского, к-рое было написано в Новгороде в 1537 г. боярским сыном В. М. Тучковым по поручению архиеп. Макария (Повести о житии Михаила Клопского. С. 148). Тогда же, очевидно, было написано Похвальное слово А. П. «и о монастыре, рекомом Грузино», известное в списках XVII в. Во 2-й пол. XVI в. было составлено «Сказание кратко о создании пречестныа обители боголепнаго Преображениа Господа Бога Спаса нашего Исуса Христа на Валаме и отчасти повесть о преподобных святых отец тоя же обители началник Сергиа и Германа и о принесении святых мощей их. Благослови Отче», где говорится о посещении апостолом о-ва Валаам (ТОДРЛ. Т. 47. С. 135-147). Т. о., подкрепленное новгородскими преданиями, начальное киевское сказание о путешествии А. П. по Днепру и Волхову обратилось в традицию об апостольской проповеди по всей Русской земле. Со времен царя Иоанна Васильевича IV Грозного об этом заявлялось в случаях, когда требовалось защитить самостоятельность России в церковных делах.

Особенно настойчиво тема апостольской преемственности Русской Церкви стала звучать в XVII в. в Киеве. В 1621 г. киево-печерский иером., впосл. архим., Захария Копыстенский написал «Палинодию, или книгу обороны святой кафолической Всходней церкви» в защиту правосл. Церкви против латино-униатских сочинений (РИБ. СПб., 1878. С. 713-1200). В гл. «О уверении и крещении руссов» Захария рассуждает о достоинстве А. П. как старшего брата ап. Петра и апостола Первозванного, затем излагает предание о посещении А. П. Киевских гор и Новгородской земли, поясняя, что А. П. в это время многих крестил, ибо апостолы никогда напрасно не ходили. Этот рассказ иером. Захария подкрепил ссылкой на местное киевское предание: «на той горе в Киеве, где стоял апостол, того ж часу и церковь была поставлена, где и теперь есть, як и повесть и до сих дний обносится о той церкви и о той горе» (имеется в виду ц. в честь Воздвижения Креста Христова, построенная в Киеве в XIII в. на месте креста А. П., в XVI в. она была перестроена; в 1744 на этом месте возведен каменный храм во имя Андрея Первозванного по проекту Ф. Б. Растрелли). В том же 1621 г. в Киеве состоялся собор восстановленной правосл. иерархии с митр. Иовом (Борецким) во главе по вопросу о мерах защиты правосл. Церкви и ее благоустроении. В деянии собора сказано: «поелику святой апостол Андрей есть первый архиепископ Константинопольский, патриарх вселенский и апостол Русский, и на Киевских горах стояли ноги его, и очи его Россию видели и уста благословили... то справедливым и богоугодным будет делом восстановить торжественно и нарочито праздник его. Воистину Россия ничем не меньше других восточных народов, ибо и в ней проповедал апостол» (Малышевский. С. 43-44).

Богатая традиция сказаний об А. П., существовавшая на Руси с древних времен, дополнялась и в более поздние периоды ее истории. В XIX в. А. Н. Мошиным были записаны «Легенды Великих Лук», содержащие предание о посещении этих мест А. П. В согласии с местными преданиями о пребывании А. П. память его особо чтилась в таких рус. мон-рях, как Балаклавский Георгиевский мон-рь близ г. Севастополя, Инкерманский св. Климента мон-рь под Севастополем, Валаамский Спасо-Преображенский мон-рь на Ладожском оз., Деревяницкий новгородский мон-рь, вотчиной к-рого с сер. XIV в. являлось с. Грузино.

При имп. Петре I Алексеевиче, считавшем А. П. своим покровителем, имя «крестителя земли Русской» получил главный орден Российской империи (см. Андрея Первозванного орден), а андреевский крест стал изображаться на флагах Российского флота.

 

Кафедральный собор святого апостола Андрея Первозванного в Патрах


В Зап. Европе

 

почитание А. П. засвидетельствовано с V в. В Равенне ему была посвящена часовня архиепископского дворца. В Риме папа свт. Григорий I Великий († 604) возвел мон-рь во имя Андрея Первозванного (где находилась и резиденция самого папы); помимо него в Риме существовали еще по меньшей мере 5 храмов и обителей, посвященных этому апостолу. Древнейшим независимым зап. житием А. П. следует считать, по-видимому, «Письмо диаконов и пресвитеров ахейских» (VI в.), получившее весьма широкое распространение и переведенное на греч. язык (BHL, N 428; BHG, N 93-94). Не позднее VI в. был создан лат. перевод «Андрея деяний», куда был включен и отрывок «Андрея и Матфия деяний», также переведенных на латынь. На основе этого текста еп. Григорий Турский составил ок. 591-592 гг. «Книгу о чудесах блаженного апостола Андрея».

Григорий Турский свидетельствует о древности почитания А. П. в Галлии, упоминая храмы в честь апостола и рассказывая о совершенных им чудесах. С 1250 г. в аббатстве Сен-Виктор находился будто бы крест, на к-ром был распят А. П.; в 1438 г. герц. Бургундии Филипп Добрый перенес частицу андреевского креста в Брюссельскую дворцовую капеллу. А. П. считался покровителем Бургундии, а его диагональный крест («crux decussata», имеющий позднесредневек. происхождение) стал символом этого гос-ва. Позже почитание А. П. распространилось на Австрию и Испанию. В Германии А. П. был связан с миссионерской деятельностью, особенно на севере страны: ему были посвящены соборы в нек-рых новоучрежденных епархиальных центрах (Вюрцбург, Бремен). В Англии в VIII в. возникает поэма (одна из самых ранних на древнеангл.) на основе «Андрея и Матфия деяний». Особым почитанием апостол пользуется в Шотландии, где он считается святым покровителем страны (на флаге Шотландии присутствует андреевский крест). Почитание А. П. было распространено также в Скандинавии, Ирландии и нек-рых др. европ. странах.